В прокате Израиля
  • Место в раю
  • Операция "Копьё"
  • Вифлеем
  • Молодость
  • Кто боится серого волка?
  • Водопроводчик
  • Охота на слонов
  • Чудеса
  • Ложь во спасение
  • Путешествие Игоря и журавлей
  • Бананы
  • Городская легенда
  • Рок в касбе
  • Последние стражи
  • Не в Тель Авиве
  • Баллада плачущей весны
  • Заполнить пустоту
  • Пять разбитых камер
  • Реставрация
  • Бешенство
  • Проникновение поодиночке
  • Путешествие начальника отдела кадров
  • Внутренняя грамматика

  • Подписаться на новости сайта



    Rambler's Top100

    Весь русский КИНО-интернет.


     11046201 
    Скрытое (Cache)
    Жорж получает видеокассеты, где запечатлены фрагменты жизни его семьи. Со временем записи приобретают все более личный характер. Жорж ощущает опасность, исходящую от отправителя, который знает о его жизни очень много. Но пока никаких явных угроз не поступает, и полиция оказывается действовать...

    Рецензии

      Зритель и замочная скважина 21-04-06
    Caché Михаэля Ханеке - тот случай, когда фильм хорошо подходит своему названию. На первый взгляд - это актуальная драма/триллер, в центре которой - три проблемы: метафизический страх благополучного обывателя перед тем огромным и жутким миром, который находится за пределами его тщательно огороженного личного пространства; вина и ответственность и, опять же, страх разоблачения и ответственности; кризис семейных отношений. Ни одна из этих тем, естественно, не нова для кино, и, на первый взгляд, Ханеке даже не пытается привнести что-то новое в их освещение. Все вполне традиционно, все сюжетные ходы очевидны и банальны (кроме, разве что, чрезвычайно жестокой - фирменно ханекевской - сцены самоубийства Маджида), и вообще - зачем стоило снимать фильм, повторяя то, что давно уже высказано? Представляется, однако, что все не совсем просто.

    Сразу бросается в глаза некоторая неряшливость Ханеке. Целый ряд линий, кажущихся вполне многообещающими - и вполне плодотворными в рамках заявленной тематики - просто обрываются, безо всяких видимых причин. Сцена, которая, по идее, должна стать кульминационной в фильме - разговор Жоржа с сыном Маджида - собственно, оказывается полным обманом: никакого разговора, в сущности не происходит. Дело не только в невозможности коммуникации между ними - похоже, режиссер и сам не может представить - о чем же им говорить. Да и интересно ли ему это? Похоже, что не очень. Куда интереснее - и для зрителя тоже - формальные кинематографические приемы, используемые Ханеке. Именно они оправдывают сам факт создания фильма и делают его действительно заслуживающим внимания.



    Ханеке словно возвращается в начало кинематографа, снимая длинные - на несколько минут - планы. Значительная часть фильма вообще снята неподвижной камерой - с точки зрения "зрителя из партера". Театральность зрелища подчеркивается дополнительным ограничением пространства кадра (стенами, тенями и т.п) - словно оформлением сцены театральными декорациями. Внутрикадровое пространство интенсивно взаимодействует с закадровым (появляются, перемещаются и исчезают предметы и персонажи); активное действие часто разворачивается на заднем плане, удаленном от камеры (и зрителя), тем самым создавая эффект максимально отстраненного наблюдения.

    Эта точка зрения "зрителя из партера" оказывается одновременно и точкой скрытого наблюдения, ставя зрителя в позицию непосредственно вуайеристскую. При этом, Ханеке дополнительно усложняет ситуацию зрителя. Во-первых, лишь постфактум мы узнаем, была ли та или иная статичная сцена "кинематографической' или "вуайеристской", то есть - смотрели ли мы кино, или подглядывали за героями? Во-вторых, эти "вуайеристские" сцены мы иногда наблюдаем, на самом деле, глазами главного героя, тем самым оказываясь уже на его месте - месте наблюдаемого (это усложнение и создает своеобразный саспенс). Это, конечно, провокационно по отношению к зрителю; но такая провокация представляется продуктивной, так как заставляет задуматся - что для нас вообще кино? Не есть ли оно (для рядового зрителя) именно такая легальная замочная скважина, через которую можно подсматривать - пусть и выдуманную - жизнь? Почему мы так боимся оказаться в роли наблюдаемого и так любим подглядывать?

    Сюда-то как раз прекрасно вписывается и сцена самоубийства - отвратительная, жестокая, настолько натуралистичная, что кажется подсмотренной (Ханеке здесь играет со зрителем - кажется, что вся эта сцена, как и сцена первого разговора с Маджидом, снимается скрытой камерой; однако никаких подтверждений этому в дальнейшем не появляется). И, помимо ужаса и отвращения, зритель испытывает еще и жгучий стыд - стыд человека, увидевщего то, что он не должен был бы видеть, и не сумевшего устоять перед соблазном. Стыд подглядывающего - за тем, что скрыто.

    Sheynkin


    Просмотров:4611 

    Оставить комментарий Обсудить на форуме


    Поиск по сайту ?