В прокате Израиля
  • Место в раю
  • Операция "Копьё"
  • Вифлеем
  • Молодость
  • Кто боится серого волка?
  • Водопроводчик
  • Охота на слонов
  • Чудеса
  • Ложь во спасение
  • Путешествие Игоря и журавлей
  • Бананы
  • Городская легенда
  • Рок в касбе
  • Последние стражи
  • Не в Тель Авиве
  • Баллада плачущей весны
  • Заполнить пустоту
  • Пять разбитых камер
  • Реставрация
  • Бешенство
  • Проникновение поодиночке
  • Путешествие начальника отдела кадров
  • Внутренняя грамматика

  • Подписаться на новости сайта



    Rambler's Top100

    Весь русский КИНО-интернет.


     10323408 

    Тексты

      У каждого свое Сорренто 21-12-05
    М.Горин
    Газета "Глобус"



    Более банальной и заезженной фразы, чем сакраментальное «ради детей приехали», не встречал. Но по сути фраза-то верная. Что ж теперь сетовать, что дети наши малообразованные, инфантильные эгоисты, на которых династия врачей, инженеров и кандидатов оборвалась. Израиль винить легко, а если по вашей вине, дорогие родители, оборвалась?
    А если нет? Если выросла целая плеяда талантливых, не по годам мудрых, двуязычных, переплавивших наши несбывшиеся мечты и ошибки...

                                                                         — Понимаешь, — говорит Александр Ронкин, — у каждого человека есть мечта (запомните эту фразу, мы к ней еще вернемся, — М.Г.). Вот Максим и хотел показать пропасть между красотой человеческой мечты и тяжелой, чтоб не сказать — страшной реальностью, в которой пребывают наши герои.

    Александр Ронкин со знанием дела судит о предмете, поскольку он — продюсер и соавтор сценария нового фильма «Вернись в Сорренто», и, что, по-моему, главное, папа режиссера-постановщика этого фильма Максима Ронкина. Максиму — 23 года, это его первая большая режиссерская работа; сразу скажу, что речь идет о полнометражном двухсерийном фильме. А говорим мы после показа фильма «Вернись в Сорренто» на Хайфском международном кинофестивале, который завершился на минувшей неделе. Это был, насколько я знаю, единственный полнометражный фильм на русском языке (с переводом в титрах), представленный израильтянами (всего на конкурс было выдвинуто 60 полнометражных работ).

    Сразу скажу, фильм непростой. Впрочем, как говорили коллеги после просмотра, «где ты видел, чтобы человек в этом возрасте хотел снимать что-нибудь простое?» Замечу здесь же, что в разговорах со зрителями слышал, что «фильм держит в напряжении до последнего кадра», что «смотреть интересно» и «не верится, что на такое способен столь юный режиссер».

    О чем же речь и при чем здесь Сорренто, итальянский городишко, воспетый когда-то божественным Робертино Лоретти? Причудливый сюжет, в котором главного героя (актер Алексей Штукин) зовут Сорренто, по названию маленького поселка в Казахстане, построенного пленными итальянцами, приводит нас в тель-авивскую ночлежку гастарбайтеров из СНГ. Дно жизни, на котором обитает наш герой, мечтающий скопить денег и уехать в итальянский город, давший ему не то имя, не то прозвище, становится основным фоном картины. А где-то есть таинственная пещера, и у того, кто до нее дойдет, должны сбыться мечты. Не собираюсь пересказывать достаточно сложный сюжет, не о том сейчас разговор. Но когда выясняется, что пещеры нет, невольно задаешься вопросом: а не о том ли фильм, что вся наша жизнь, это — бег с препятствиями к вожделенной пещере, которой на самом деле нет? Я спрашивал у авторов, шли ли они сознательно к этой мысли, и получил отрицательный ответ.
    Не по годам грамотный режиссерский почерк Максима Ронкина (который понимает или чувствует по наитию даже такие непростые вещи, как внутрикадровый монтаж) оставляет ощущение, что он знает, о чем хочет сказать, поэтому в его ответ веришь.

    Но упомянутое впечатление не оставляет, а ведь не у каждого зрителя есть возможность спросить режиссера, что он на самом деле хотел сказать. Тем более, что в фильме видны и откровенно «олимовские» проблемы, а гастарбайтеры мало чем отличаются от опустившихся репатриантов, которых мы, увы, видим нередко.

    — Понимаешь, у них просто была мечта, — почти теми же словами, что и Александр Ронкин, ответил мне Феликс Герчиков, режиссер фильма «Дети СССР».

    И здесь перед нами — первая работа молодого режиссера, Феликс лишь ненамного старше Максима Ронкина. На последнем Иерусалимском кинофестивале картина получила высшую награду в номинации «Лучшая телевизионная драма».

    Я был на презентации этого фильма, и еще тогда показалось, что моя память хранит какие-то психологические сигналы, схожие с теми, что вызывают «Дети СССР», хорошая, честная (практически во всем) лента. Видишь, что авторы сами переболели материалом, который они с подлинным неравнодушием выплескивают на экран. ...Провинциальный город на юге Израиля: палящее солнце вертикально смотрит на пустынные улицы, неприкаянные подростки со всем набором возрастных «прелестей» — наркотики, хулиганство, бессмысленность самого существования... Но и первая любовь, и настоящая дружба, и, наконец, его Величество футбол... Обещающий и надежду на победу (хоть здесь), и чувство локтя в любимой команде, и сознание своей нужности, и шанс хоть куда-то вырваться. Главное — за этим чувствуется не только подлинность (замысел, в котором отражен опыт собственного нетивотского детства режиссера, вообще начинался с документального сценария), но и классический образный ряд. Угадывалась, угадывалась за увиденным тяга авторов к неореализму, кумиру молодости нашей, тех, кто в конце 50-х — начале 60-х увидел и навсегда полюбил эту гениальную честность великих итальянцев, которые сами умели и нас учили говорить правду о свой собственной родине «как бы ни была горька», повторим вслед за Александром Твардовским. И не только сам классический неореализм, читался здесь, но и его талантливое отражение в кинематографе южных республик СССР 60-х — 70-х — Азербайджана, Узбекистана, Киргизии...
    Казалось бы, откуда все это у совсем молодых людей, выросших в Израиле? Феликс Герчиков, которого привезли из Белоруссии, рассказал мне, что к работе над сценарием на определенном этапе подключился Айдын Али-заде, тридцатилетний драматург, тоже привезенный мальчиком (для тех, кто «любит» экзотические фамилии, скажу: мама — еврейка, папа — азербайджанец). Воистину «дети СССР» это не только герои, но и авторы фильма. Привезенные совсем детьми, как сказал мне один из них — «в чемоданах», здесь учась и взрослея, они сохранили в памяти, а может — в генетической памяти, то, что уже не расплещешь и не растеряешь.

    Фильм Леонида Прудовского, молодого человека в том же замечательном возрасте «до 30», называется «Темная ночь». Он получил в этом году специальный приз Венецианского (!) кинофестиваля в номинации короткометражных фильмов. Думаю, нашему читателю не надо подсказывать, какие ассоциации будит в памяти словосочетание «Темная ночь». Так и тянет продолжить «... только пули свистят по степи». Пули над героями фильма свистят самые настоящие, и война у них тоже настоящая, Отечественная. Два солдата ЦАХАЛа, один из них ребенком приехал из СССР, оказываются в арабском поселке (совсем как в хорошо нам известной трагической истории, вероятно, и подсказавшей сюжет) и, спасаясь от озверевшей толпы, заскакивают в арабский дом, где живет молодая семья. Там в это время рожает жена, русская женщина, вышедшая замуж за араба — мало ли таких случаев? Об этой непростой коллизии и повествует лента. Но и не только об этом. Я фильм, к сожалению, еще не видел, лишь фрагменты, показанные по одному из телеканалов, оставившие сильное впечатление своей неприкрытой жесткостью. Потому и расспрашивал режиссера с особым пристрастием. «Я хотел сказать, — объяснял он мне, — что люди, в первую очередь, все-таки — люди, что бы на них ни налипало...»

    В этом году кино, созданное молодыми репатриантами, ворвалось дерзко и звонко не только в израильское киноискусство (при этом можно долго спорить, существует таковое или нет), но и просто в саму жизнь, став, не побоюсь этих слов, явлением в существующей действительности. Из чего же оно складывалось?

    Не хочется повторять банальности, но все же скажу, что в кино, как ни в каком другом жанре художественного творчества, дебютанту состояться крайне сложно. Дело это дорогое, а если — по-настоящему, то очень дорогое. Найти на дебют деньги и добиться, чтобы тебе их доверили, убедить в своем праве распоряжаться такими суммами, — тут надо не только талант художника иметь, но и общечеловеческие качества незаурядные. Феликс Герчиков заслуженно победил в конкурсе, организованном кампанией yes. Любой желающий мог прислать заявку на сценарий кинофильма, 350 претендентов вступили в борьбу. После многоступенчатого отбора жюри решило дать возможность снять полнометражный художественный фильм выпускнику колледжа «Сапир» Феликсу Герчикову. И это — прекрасно, потому что приз Иерусалимского фестиваля свидетельствует: выбор жюри сделало правильный. Остальным пришлось сложнее. Знаю, что фильм Максима Ронкина поначалу снимался на деньги из весьма обычного бюджета репатриантской семьи. Поддержка появилась позже, уже тогда, когда начинающий режиссер продемонстрировал незаурядный материал.

    Что же волнует этих еще очень молодых художников, что они хотят сказать «городу и миру», как говорили древние? Все фильмы, о которых идет речь, рассказывают о сегодняшнем Израиле, в котором живут их герои. Мы и сами живем в этой реальности и потому, уверен, будем особо взыскательно смотреть на экран.

    Мы долго говорили обо всем этом с известным актером Владимиром Фридманом. Владимир, не раз снимавшийся, знает о чем речь. Он с очень хорошим пониманием своего героя сыграл весьма серьезную роль в фильме Герчикова «Дети СССР», сейчас снимается в новой картине, где Прудовский уже выступает как продюсер (кстати, ставит ее Евгений Руман, тоже репатриант «до 30»; а главный герой — репатриант 90-х). Самое большое впечатление на меня в сказанном Владимиром произвело поразившее его самого в работе начинающих режиссеров именно сочетание молодости со зрелой убежденностью в своей художественной правоте, качество такое и в гораздо более старшем возрасте дорогого стоит. Так получается, со слов Фридмана, что речь в этом молодом кино идет о главном: о человеческом достоинстве, о самоутверждении, наконец, о мечте. Возможно, кто-то (в том числе и сами авторы) со мной не согласится, но я думаю, что все эти категории гипертрофированно обострены репатриацией. Хотя, допускаю, что я не прав, и на самом деле все это просто свойственно молодости. Впрочем, какому возрасту мечтать не свойственно?

    Не могу не сказать и еще об одном. Несколько дней назад в тель-авивской студии канала RTVi шла речь о страшном и грязном преступлении подростков, увы, из олимовской среды. И опытный, если можно выразиться, заслуженно модный психолог Елена Гольцман, комментируя ситуацию, подчеркнула, что немалая доля вины за происходящее лежит на льющихся из «ящика» фильмах типа «Бригада», «Брат-1», «Брат-2»... Безусловно, права психолог, но от себя добавлю, что фильмы эти действительно сделаны способными людьми, но от того еще более опасны, поскольку воспевают то, что на самом деле достойно только осуждения.

    А кино, которое делают молодые репатрианты, «детям до 16» смотреть не только можно, но и нужно...

    P.S. Когда статья уже была написана, стали известны итоги Хайфского кинофестиваля. Фильм «Вернись в Сорренто» награжден призом за лучшую первую работу и премией в 20 тысяч шекелей на производство следующего фильма. Свои поздравления молодые режиссеры уже получили и еще получат, в их возрасте излишние похвалы тоже не на пользу. Первая работа — это ведь не итог, а пролог. А вот нас с вами я поздравляю. Мы же все — кинозрители. И теперь у нас есть хорошее кино, которого мы достойны.


    Источник:Институт социальных и политических исследований 
    URL:http://www.intersol.co.il/ispr/index.php?page=2
    Просмотров:4682 

    Оставить комментарий Обсудить на форуме

    Имя: avers
    Здорово Александр Михайлович,это Губин Александр.Помнишь такого?Если прочитаешь-напиши поболтаем....
    31-10-07, Срд, 09:00:10


    Оставить комментарий Обсудить на форуме


    Поиск по сайту ?