В прокате Израиля
  • Место в раю
  • Операция "Копьё"
  • Вифлеем
  • Молодость
  • Кто боится серого волка?
  • Водопроводчик
  • Охота на слонов
  • Чудеса
  • Ложь во спасение
  • Путешествие Игоря и журавлей
  • Бананы
  • Городская легенда
  • Рок в касбе
  • Последние стражи
  • Не в Тель Авиве
  • Баллада плачущей весны
  • Заполнить пустоту
  • Пять разбитых камер
  • Реставрация
  • Бешенство
  • Проникновение поодиночке
  • Путешествие начальника отдела кадров
  • Внутренняя грамматика

  • Подписаться на новости сайта



    Rambler's Top100

    Весь русский КИНО-интернет.


     10652211 

    Тексты

      Национальная женская доля 04-06-05
    Когда несколько центральных фильмов, выпущенных в одной стране, можно объединить по схожим темам и художественному исполнению – смело можно говорить о шагах в направлении национального кинематографа. И если в случае с Россией речь пойдёт о возрождении школы, то в израильском варианте сложно даже говорить о существовании таковой. Понятие «кинематографическая национальная школа» требует более глубоких традиций, и расцвет местного кино в Израиле скорее обусловлен какими-то общими геополитическими факторами, под одну гребёнку равняющими отдельно взятых талантливых режиссёров, чем единодушным восприятием реальности на уровне искусства. Слишком разрознено израильское общество, состоящее, по большей части, из эмигрантов первого и второго поколения со всех концов света. Однако такой «балаган» обещает пообтереться, поабсорбироваться и разродиться уникальным явлением с непохожим ни на что мировоззрением, и тогда сегодняшние успехи израильских кинематографистов могут стать фундаментом для национальной школы, которой будет где искать корни.

    Сегодня киноиндустрия в Израиле цветёт и пахнет. Спрос на кинопродукцию “made in Israel” напоминает о недавнем ажиотаже вокруг корейского и иранского кинематографа, но современные израильские фильмы, пропитанные духом эпохи постсионизма, никак не перекликаются с суперуспешными жанровыми моделями прошлых лет, когда зритель толпами шёл на фильмы «бурекас». Чтобы успехи 2004 года и в дальнейшем оставались на таком же качественном и количественном уровне надо очень много работать. Никак не способствует прогрессу ситуация, когда победитель Иерусалимского фестиваля – самого главного ближневосточного кинофорума – не может попасть в прокат на протяжении года. Впрочем можно сослаться на суперпродуктивность режиссёров и продюсеров в том самом 2004 году, который несомненно войдёт в историю с 24 полнометражными художественными фильмами. Для 7-миллионной страны – невиданые цифры; в условиях жесткой конкуренции с Голливудом на всех экранов не хватит. Да и зритель, очевидно, с непривычки не смог за один присест осилить такое изобилие и в итоге фильмы ждут своего выхода нездоровое количество месяцев.

    В марте до нас докатился один из отпрысков Иерусалимского фестиваля, фильм сестры и брата Элькабец «И взял себе жену». Пиар-кампанию ему устроили серьёзную. Не удовлетворившись стандартными плакатами, огромный глаз Ронит Элькабец взирал на жителей центра страны со всех оживлённых перекрёстков. Аттракция ещё та. Внешность этой актрисы с соответствующим макияжем способна не только привлечь зрителя в кинотеатр или очаровать мужчину. Выразительное лицо Элькабец содержит в себе и всю скорбь еврейского народа, и нелёгкую женскую долю, и тяжелую абсорбцию сефардских евреев на заре Эрец Исраэль.

    События фильма рaзвиваются в Хайфе, которая глазами жителя Тель-Авива в 1979 году была не меньшим захолустьем чем Кирьят-Малахи сегодня. Впрочем глазами жителя Тель-Авива безжизненной периферией явлется всё, что находится дальше, чем 30 км от Дизенгоф. Это правда к делу не относится. Главное передать атмосферу духовного упадка.

    Зная о главном достоинстве своей картины, авторы в первом же кадре дают крупный план Вивиан, главной героини фильма в исполнении культовой в Израиле актрисы Ронит Элькабец, выступившей также режиссёром. В поздний час, на кухне, семеро братьев на языке сефардов уговаривают свою сестру не позорить семью и не разводиться с Элияху. Мы наблюдаем характерный для израилького кино приём на излюбленную тему: младший брат, совсем еще подросток, пытается встать на сторону сестры. Молодость бунтует против устоявшихся традиций. У нового поколения израильтян уже в крови сознание того, что личное счастье важнее неодобрительных соседских взглядов, но экспрессивный стиль и усталое лицо Вивиан проектириют тотальную безнадежность.

    Как принято в правильной режиссуре первая сцена заключает в себе квинтэссенцию фильма. Элькабецы знают своё дело и сразу выкладывают на суд зрителя все достоинства своего творения: актёрскя игра, выдержаный стиль, и душераздирающая семейная драма.

    Странно, но в общем свете отрицательных мнений о картине хочется говорить не о её недостатках, а о немалых достоиствах. В целом продукт получился слегка затянутый и в прокате провалился, но всё же сетра и брат Элькабец почти всё сделали правильно.

    «И взял себе жену» отличается редким для Израиля соответствием всех компонентов фильма с выбранной темой. Выразительные средства работают на стиль, а не на стилизацию и выполняют свою работу – выражают. Скупая камера, контрастный свет – всё передаёт атмосферу в которой существует замужняя восточная женщина средних лет в 1979 году в Израиле. Вообще-то в культурологии именно женщина считается хранителем традиций и тормозом прогресса, но Элькабец, как настоящая звезда, играет собирательный образ жертвы мужского шовинизма и консервативного общества. В образе Вивиан без труда просматриваются и другие похожие роли Элькабец: Юдит из «Поздней свадьбы» Довера Косашвили, Рути из феминисткого флагмана Канн-2004 фильма Керен Йедайи «Ор» и Пнина из фильма «Шхур» семейной четы Асфари.

    Только поздно спохватилась хорошая актриса Ронит Элькабец. В 2005 году угнетение женщины патриархальным обществом как идея для целого фильма уже не актуальна в связи с переменами произошедшими в обществе. На эту тему в израильском кино высказались неоднократно и сказали так много, что последующие попытки обратить внимание на проблему неравноправия обречены может быть на успех у левых интеллектуалов, но никак не у зрителя.

    Но не будем сильно ругать авторов за неактуальность. Это их первая серьёзная работа и, несмотря на некоторые моменты, получился отличный дебют. Фильм делался на французские деньги, с французскими актёрами и ориетировался на запросы французского зрителя. И если удалось затронуть чувства хотя бы маленькой группы людей значит не зря старались.

    Простивостояние прогресса и традиций в местном дискурсе можно воспринимать и в глобальном значении. Автомобиль, везущий на рассвете Вивиан вперёд, символизирует надежду на лучшее и грядущие перемены, в которых так нуждается застойная ситуация на Ближнем Востоке. Говоря о частном, кинематограф рассказывает о глобальном, и не случайно "Костёр", обладатель израильского Оскара за 2004 год, завершается похожей сценой – на автомобиле в светлое будущее.


    Костико Цукерка


    Просмотров:4313 

    Оставить комментарий Обсудить на форуме


    Поиск по сайту ?