В прокате Израиля
  • Место в раю
  • Операция "Копьё"
  • Вифлеем
  • Молодость
  • Кто боится серого волка?
  • Водопроводчик
  • Охота на слонов
  • Чудеса
  • Ложь во спасение
  • Путешествие Игоря и журавлей
  • Бананы
  • Городская легенда
  • Рок в касбе
  • Последние стражи
  • Не в Тель Авиве
  • Баллада плачущей весны
  • Заполнить пустоту
  • Пять разбитых камер
  • Реставрация
  • Бешенство
  • Проникновение поодиночке
  • Путешествие начальника отдела кадров
  • Внутренняя грамматика

  • Подписаться на новости сайта



    Rambler's Top100

    Весь русский КИНО-интернет.


     10507264 

    Персона

      Жизнь после раздевания. Довер Косашвили 17-03-05
    Я не люблю израильское кино. Совсем. Десятки раз я пыталась уж если не выходит слиться с реальностью, то, по крайней мере, узнать, что же такое израильская жизнь с точки зрение местного кинематографа. Результаты были самыми огорошивающими — израильские кино творцы живут в какой-то совершенно другой стране. Скучной до одурения, примитивной в чувствах, мыслях, поведении и мотивах для чего бы то ни было. В этих фильмах не присутствует противоречивый, навязчиво-потливый, нервный ближе к истерическому ритм местной жизни, сопровождающийся выворачивающими кишки и душу трагедиями, и почти мифологическими историями. Есть полуафриканский полувосточный Мухоморинск, сдобренный индийской музыкой и лепно уставленный людьми с ленинскими скулами.

    И вот два года назад на Иерусалимском фестивале, после моей стотысячной клятвы больше на израильские фильмы не ходить, я поплелась смотреть, чтобы потом вяло рецензировать, фильм «Поздняя свадьба». Настроение было сносным, так как немного грела фамилия режиссера — Касашвили. За всю мою киноманскую жизнь я не видела ни одного безнадежного фильма, снятого человеком с грузинской фамилией. Учите, читатели, классиков философии: «Практика — критерий истины». Что в переводе на нормальный язык означает (по крайней мере, в данной статье) «если 20 грузинских фильмов были хорошими, то и 21 вас не разочарует».

    Довер Касашвили сделал невозможное — он на трех языках (русском, иврите и грузинском) рассказал о своих родителях, живущих в олимовском районе Ашдода и о себе — 30-летнем холостяке Зазе, которого таскают на смотрины, чтобы наконец-то женить. Я не из Грузии, в Ашдоде была один раз вечером и тем более не холостяк, но у меня было полное ощущение, что этот фильм обо мне. Каждый человек, который не родился в Израиле, но живет в нем, после этого фильма поймет, что он не одинок, что родители причиняют нам боль и ссорятся с нами только потому, что любят нас и потому, что их «что такое хорошо, и что такое плохо» сформировалось в далеком счастливом детстве, на совсем иной широте и долготе. Во всяком случае, международные кинофестивали в Иерусалиме и в Канаде оказались солидарны со мной и присудили фильму «Поздняя свадьба» свои премии.

    Довер Касашвили 35 лет назад родился в Грузии, в Израиле уже больше 30 лет, но на интервью с KvaziModo пришел обыкновенный веселый грузин с какого-нибудь сухумского пляжа. Было невозможно заподозрить за этой характерной небритостью, шлепанцами, держащимися на одном пальце и загадочного происхождения брюками, типа длинные шорты — треники, кинорежиссера о котором писали все крупнейшие газеты мира. Не верите — посмотрите на редакционные фотографии.

    Kvazi: Тема номеры «Мы». А что ты любишь и не любишь в Израиле?
    Д.К. Не люблю нашу ненависть к себе и не понимаю причин ее существования и люблю то, что, несмотря на наше трудное почти невыносимое положение мы за 50 лет достигли такого уровня избалованности, что только огромная сила (энергия) могла нас привести к этому.

    Kvazi: что эта за сила?
    Д.К. Не знаю, что это еврейский характер или что-то такое, но у нас был правильный баланс между белыми воронами и обычными птицами. Мне кажется, что в последнее время слишком много странных и слишком мало нормальных.

    Kvazi: Я знаю, что тебе предлагали изменить фамилию на что-то более ивритско-еврейское. Почему ты это не сделал?
    Д.К. Изменить имя — это не значит написать что-то новое на бумаге, это значит, сделать пластическую операцию и мне не кажется, что я уродлив до такой степени, чтобы ложиться под хирургический нож.

    Kvazi: Тебе наверняка было не просто в школе с таким именем
    Д.К. Ну и что? Ведь они были не правы, когда доставали меня и потом, я всегда умел постоять за себя

    Kvazi: Когда человек приезжает в Израиль, он обязательно переживает какие-то изменения. Где, с твоей точки зрения, лежит грань между привыкнуть, ассимилироваться и предать в себе что-то?
    Д.К. Есть несколько вариантов: первое — ты принимаешь тот факт, что приехал сюда потому, что здесь лучше, чем в том месте, откуда ты приехал. Ты отрекаешься оттого, что было там и принимаешь все то, что есть здесь, и ты проходишь сильную трансформацию и абсолютно растворяешься в новой реальности. Второй вариант — понять, что ты приехал сюда не потому, что сравнивал качество двух стран, не потому, что выбрал что-то лучше того, что у тебя было и сохранить почти фанатичную преданность прошлому. Большинство людей бросаются из крайности в крайность. Кто-то говорит: «Я не стою ничего, я должен выглядеть точно как те, кто живет здесь». Кто-то утверждает: «Здесь просто пустыня, нет культуры, нет воспитания и хранить верность прошлому». По середине находятся умники, которые понимают, что идеальных мест на свете нет, и пытаются взять лучшее из обоих мест, выбросить плохое из того, что было там и здесь и попытаться создать нечто новое. Я пытался воплотить эту теорию, но в результате оказалось, что я ни там и здесь, меня как бы выбросило отовсюду потому, что в реальности трудно вычленить какую-то часть, все слишком тесно связано. Целые системы поддерживают каждое понятие, каждое представление, каждую привычку. Я не удивлюсь, если русская молодежь, которая сейчас колеблется между израильским патриотизмом и русским шовинизмом, в конце концов, встанет на космополитическую точку зрения.

    Kvazi: Ты снял фильм о себе — герой носит твое имя и переживает события, которые происходили с тобой, твоя настоящая мама играет в фильме мать Зазы. Тебе не сложно вот так самообнажаться?
    Д.К. Искусство — это вопрос срывания масок. Мы достаточно их носим в течения дня, пытаемся выглядеть кем-то, скрыть правду о себе. В искусстве, если ты не понимаешь, что говорить правду о себе — это часть твоей работы, то не надо этим заниматься. Чем на большую откровенность ты способен, тем ты профессиональнее и лучше как человек искусства. Если ты способен раскрываться без тормозов, комплексов и фальшивых отговорок, то ты чего стоишь.

    Kvazi: Как твои родители восприняли эротическую сцену в фильме? По фильму понятно, что они люди крайне консервативные. (Кстати, сцена сексуальных отношений между Зазой и его любовницей-марокканкой — самая длинная в истории израильского кино).
    Д.К. Это еще что. В сентябре выходит мой новый фильм, в котором я играю как актер и принимаю участие в сцене оргии. Там видно все, включая стоящий член. Мои родители видели эту сцену и улыбнулись. Они приняли открытость своего сына. Поймите, вы не можете делать искусство до границы одежды. Разве нет жизни после того, как ты разделся?

    Kvazi: Давай поговорим о традициях. Первое поколение хранит привычки и культуру места, из которого приехали, следующее поколение — совмещает все новое и старое. Получается, что грузинские евреи сохраняют грузинскую культуру, русские евреи — русскую, хотя по логике вещей должны бы жить еврейской культурой?
    Д.К. Ты так говоришь, как будто ты знаешь, что такое быть евреем. Я вот не знаю. Мужчина, допустим, делает обрезание, а женщина? Почему она еврейка, по каким признакам? На самом деле, кто хочет верить, что он еврей — пусть верит в это. А традиция? Ничего не надо сохранять. Нужно просто быть чистым перед собственной совестью — остальное глупости. Я себя определяю очень просто: Я — человек, то что мне сделали обрезание не превратило меня в еврея. В Бога я не верю, что же тогда делает меня евреем?

    Kvazi: Во что же ты веришь?
    Д.К. В людей. Не в дурацкие стигмы, которые им внушили: «Будь таким, веди себя так», а в человека. Я верю, что если человека поставить в хорошую ситуацию — он будет хорошим и в то, что если человека засунуть в ад, то он покажет темную сторону своей природы. Как это произошло в Грузии.

    Kvazi: Ты ездил в Грузию?
    Д.К. Да, после 30 лет отсутствия съездил на неделю.

    Kvazi: Что ты чувствовал? Понятно, что ты понимал головой, что здесь жила твоя семья, а чувства какие-то были или как в турпоездку в Италию съездил?
    Д.К. Не знаю. Нет, знаю: мне всех был жаль, у меня было очень острое чувство сострадания. Я, как это ни странно, верил в грузинскую традицию, в то, что грузин никогда не предаст и не бросит в беде другого грузина. И там я увидел, как низко может пасть человек, воспитанный на самых высоких идеалах. Там понимаешь ужасную вещь: моральные ценности являются функцией экономического положения. Это просто потрясает. Если у тебя есть деньги — ты хороший, а нет, то тогда у тебя нет иного выбора как быть плохим и аморальным, нарушать все человеческие законы. Меня просто испугало, как тысячелетние правила рухнули под напором бедности. А с другой стороны — меня тронула и поразила невероятная красота самой Грузии.

    Kvazi: Расскажи о твоем новом фильме?
    Д.К. Идея фильма в том, что для ребенка то, что он видит и есть мир. Когда ты взрослеешь, все меняется — появляются страхи, ты узнаешь, что обязательно умрешь, и уже не можешь делать вид, что то, что он видишь и есть мир. Ты пытаешься как-то решить эту задачу. Я решил вернуться в детство и посмотреть на мир наивными глазами. Вопрос в том, выигрываю ли я что-то, когда пытаюсь вернуться туда и поможет ли это мне сегодня, в моем взрослом состоянии наладить свои отношения с миром. Я не уверен ни в чем, может быть, сняв этот фильм, я просто убил свои детские впечатления.

    Kvazi:Скажи, у тебя есть объяснение почему в Израиле не снимают хороших фильмов. Интересных историй тонны, технологии наисовременнейшие, а искусства кино — нет?
    Д.К. Это вопрос удачи. По всему миру можно наскрести пять, в крайнем случае, десять хороших режиссеров. Почему они вдруг появятся в Израиле? Мы слишком маленькая страна, чтоб нам так повезло. Кино — это не национальный вопрос, кино — вопрос таланта конкретной личности и ничего больше.

    Посмотрите «Позднюю свадьбу» и вы поймете, что Израилю повезло — здесь родился большой режиссер.

    Наташа Шор


    Источник:журнал "Квазимодо" 
    Просмотров:5718 

    Оставить комментарий Обсудить на форуме

    Имя: Ernestbync
    в случае если для вас досрочно кипит совет либо помощь юридического лица, в таком случае вы идет именно по дороге <a href=http://reg-audit.ru/registracziya-ooo-v-sxodne.html>http://reg-audit.ru/registracziya-ooo-v-sxodne.html</a>   - наша юридическая компания показывает вам помощь у определении различных юридических задач, в данном офисе работают филиал с работе по жителями, страховщиков также защищенные особь, требование долгов, предохранительные платежи, выплаты страховых услуг, пенсий, соц. выплат, перерасчет, индивидуальный регистрация. представляема команда из квалифицированных и опытных юристов выполнят собственную работу скоро также высококачественно, сделают необходимую консультацию, подскажут много выбора выхода, посодействуют обретение банкового сбережение, зафиксировать документы, личность либо предмета, подготовят все надобные документы для нужных вами учреждений. направление изготовляется скурполезно и пунктуально всего за несколько суток вы получит требуемые бумаги всего лишь за 7000р. которые включают: обретение расширение, сертификата, оформление, регистрация, заверение нотариусом и всякое другое. наша фирма показывает именно Вас наши варианты услуг в любой другой рабочий день недели также расписываемся безуспречное плюч мгновенное вариант заказа.
    08-07-15, Срд, 04:41:24


    Оставить комментарий Обсудить на форуме


    Поиск по сайту ?