Chipa
Мой Профиль
Моя Игротека
Моя Фотоландия
Имя:
Пол:мужской
Дата рождения:  
Место жительства: Ашдод
   
<< авг >>     << 2018 >>
ВсПнВтСрЧтПтСб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Все записи

Памяти Ренаты Ивановны
Chipa

В прошлую субботу утром пошли с детьми в обычный наш поход. Выехали на природу, топаем себе по маршруту, карабкаемся по горкам, жаримся на солнце. Вдруг слышу – мобильник. По мелодии – сообщение. Ругнулся, потому как не к месту мне сейчас СМСки писать, но полез проверить. Пишет мой друг из Питера: "Умерла Рената. Едем в крематорий". Не скажу, что прямо обухом, но по голове – точно. И дальше я продолжал идти, о чем-то разговаривал с детьми, а в голове прокручивалась моя жизнь, тот ее период, когда эта женщина занимала в ней достаточно большое место.
   Рената Ивановна. Мама Ани, моей одноклассницы. Аня - одна из очень немногих, с кем я прошел от первого класса до 10-го. А в первом и, кажется, во втором классе, мы вообще сидели за одной партой. Второй ряд, вторая парта. Все 10 лет мы не особо дружили. Просто учились параллельно, отношения были вполне доброжелательные, но не более, чем обычные отношения детей, не имеющих претензий и притязаний друг к другу. Соответственно, о ее родителях я понятия не имел. Вернее, имел, наверное, только оно было настолько проходное, что попросту забылось.
   9-10 классы я крепко сошелся с Колей по кличке Рыба. Вообще-то мы учились вместе с 5-го класса, но вот последние годы в школе особо нас сблизили. Мы поступили в один институт, правда, на разные факультеты, но продолжали встречаться, ни шатко, ни валко. Как-то во время зимней сессии 3-го курса я зашел к Рыбе. Делать нечего, охота поддать, но где? У него две комнаты в коммуналке, да еще и смежные, то есть, проход к нему через комнату родителей, у меня – коммуналка, значит, тоже не очень посидишь, да и потом, мы ж мужики, стал быть, со жратвой туго, надо маму просить, а мама могла и не обрадоваться. И тут Коля выдает великую, как оказалось впоследствии, фразу: "Пошли к Аньке. У нее отдельная хата и она нам чего-нибудь на закусь придумает". Сказано – сделано. Я не помню даже, позвонили ли мы ей предварительно, могли и так ввалиться, в тот период мы особыми церемониями не отличались. Впрочем, я сегодня, пожалуй, тоже. Так мы познакомились с аниными бабушкой и мамой. Мы собирались почти каждый день, общество "Тупик", как себя назвали. Я, Коля, Аня и анин кавалер Миша. Пили мы портвейн обычно, правда, покупали все-таки хороший. Мы с Колькой, обеспечивали спиртным. А закуской – обеспечивала Аня. Мы пили, пели, разговаривали, смеялись – и сегодня уже не вспомнить, что и как именно происходило на тех посиделках.
   Но в нашем обществе "Тупик" был и еще один участник – Рената Ивановна. Мы собирались в ЕЕ квартире, шумели и веселились – в ЕЕ квартире. И выпивали (иногда очень основательно) тоже в ЕЕ квартире. А она не возмущалась, напротив. Могла зайти, присесть к столу, поговорить, поспорить, посмеяться. Если мы сталкивались на кухне, то легко могли зацепиться языками и проговорить. С ней было не только интересно, с ней было легко. И просто. Сегодня я понимаю, это педагогический опыт и дар от Б-га, она была учителем, но тогда я не задумывался о таких вещах, хорошо – и ладно. И сегодня я знаю: за этой простотой и легкостью стоят опыт, размышления, а главное, отношение. К дочке в первую очередь. И глубокое уважение к ее выбору, к ее интересам, к ее взглядам.
   Постепенно образовалось интересное явление. У меня были друзья. Естественно, я знал их родителей. Естественно, не было проблемы поговорить с ними, посидеть за одним столом или еще как-то пересечься. Но все они были – родители моих друзей. За исключением одного человека – Ренаты. (Ну кто ж за глаза по отчеству называть будет? Но в данном случае это было не пренебрежение, а глубокое уважение, признание за свою). В моей жизни Рената Ивановна стала самостоятельной единицей. Я мог зайти к Аньке, а мог зайти к Ренате. Если Аньки не было дома, я мог спокойно усесться пить чай с Ренатой и обсуждать с ней… Все, что угодно. Не было ограничений на темы, не было ограничений на мнения. А вот что неизменно было – это уважение. И мое – к ней, и ее – ко мне. Да, я был мальчишкой, щенком недоразвитым, со всеми своими задорами, максимализмами и прочими радостями. Но ни разу, ни одного раза, Рената Ивановна не дала мне это понять. Мы спорили, горячо и длинно. Я доказывал свое, она убеждала меня в чем-то своем. Но никогда в наших спорах мы не переходили некую грань. Никто. Самое интересное случалось, когда мы начинали пьянку у Аньки в комнате, потом я за чем-то выходил в коридор, сталкивался с Ренатой, мы начинали разговор и через некоторое время являлась Аня с интересным вопросом: а куда это я исчез. И обычно я отвечал: "Погоди, сейчас приду" – и продолжал беседовать с Ренатой.
   Удивительное дело, она превосходно понимала нас – и прощала. Честно говоря, думаю, мы ей жизнь несколько осложнили, но ни разу, не полраза не услышал я от Ренаты Ивановны слова упрека. На памяти два эпизода, когда лично я устроил ей мероприятия.
   К Ренате Ивановне пришли гости: пара с дочкой. Дочка была года на три нас моложе (нам былопо 22, Лене, так звали дочку, лет 19). Естественно, дочку отправили в компанию молодежи, которую на тот момент представляла одна Аня. И тут явились мы с Рыбой. Как всегда с вином, шумные и простые, как валенки. А Лена… Она закончила английскую школы, она была вся такая романтичная и утонченная, Смольный институт нервно курит бамбук в коридоре. Надо сказать, что по своему характеру, Аня больше склонялась к нашей брутальности, чем к лениной утонченности. Но приличия – есть приличия, хамлом мы не были. Взрослые сидели в комнате Ренаты Ивановны, мы – в аниной, все очень культурно и прилично. Потом мы вчетвером пошли погулять, благо подогрев был и энергию нужно сбрасывать. Погуляв, вернулись домой, а тут как раз в прихожей уже стояли все взрослые: гости прощались. Папа Лены спросил про погоду. Коля, под воздействием спиртного, как я понимаю, решил выпендриться и ответил как бы по-английски, что на улице сколько-то градусов ЭБАУТ ЗИРОУ. (About zero) Лена томным голосом поправила: "Не эбаут, а эбав" (Above). Я был выпивши… И я всегда отличался некоторой несдержанностью. Услышав фразу Лены, выдал на автомате: "Кого?" Друзья Ренаты Ивановны схватили свою девочку и рванули прочь из этого вертепа! Анька согнулась пополам от хохота. И что характерно, рядом с ней, на сундучке, открыто и совсем по-детски смеялась ее мама! Я уж не знаю, что там подумали ее друзья, но на отношении ко мне Ренаты сей случай никак не отразился, скорее, где-то там в реестрике, мне был поставлен плюсик. За удачный вопрос в нужное время.
   Второй случай был гораздо более прозаичен и некрасив. Свадьба Ани и Миши. Полный дом народу. Я хорошо выпил за столом, потом мы с каким-то гостем украли невесту, я пошел и под это дело выцыганил у Миши поллитру, которую мы и раздавили, Аня отказалась. Как я выходил из подъезда – уже не помню. Дальше по рассказам. Я залез в сортир – и никого туда не пускал. Не специально, конечно. Мне было плохо и я не мог оторваться от белого друга. А у гостей тоже были естественные потребности. Мне было очень стыдно являться после этого в дом к Ане, но я пошел: напаскудил – прими наказание. Конечно, мне сообщили, что за такое надо морду бить, и вообще. Я не возражал – а что тут возразишь? Но после того, как мне вставили все, что положено, пригласили чай пить. Как обычно. Рената Ивановна понимала, что это, как ни грустно признавать, есть часть моей личности, она приняла меня – значит, она приняла и такие накладки. Трудно передать мои ощущения и эмоции в тот момент. Просто я был своим – а своих не гоняют. Даже если они облажалась. И сегодня отчетливо понимаю это ее отношение. И думаю, она смогла такое воспринять без драматизма именно потому, что у нас были собственные, независимые от моих с Аней, отношения.
   Мы закончили институты, начали работать, появились семьи, развлечения молодости стали уходить – общество "Тупик" распалось и ушло в небытие. Изменялись отношения, взгляды, мероприятия. Но одно оставалось неизменным: прийти в дом к Ане и не зайти в комнату Ренаты Ивановны – такого не случилось ни разу. Мы уже гораздо меньше разговаривали, но быть рядом – и не поздороваться, такого быть просто не могло. Потом я уехал в Израиль, осталась лишь переписка, с Аней, конечно, Ренате я не писал никогда, мы были в разных "весовых категориях". Но в памяти оставалась молодость, то, как нам было хорошо, тепло и уютно у Ани в доме – и то, что существенная часть этого тепла и уюта была заслугой аниной мамы, Ренаты Ивановны.
   И еще одно. Я бесконечно благодарен этой небольшой и некрасивой женщине с великой душой и потрясающим пониманием жизни за науку, она учила меня, не специально, но учила – отношениям отцов и детей. Что можно быть равным – и иметь авторитет взрослого. Что можно быть своим – и сохранять дистанцию. И в том, что сегодня у меня хорошие отношения с детьми – есть заслуга и Ренаты Ивановны. Ибо она учила. Всегда. Собой. Своим поведением, своим отношением.
   Когда-то, в фильме "Доживем до понедельника" герой Тихонова заметил: "От многих вообще остается лишь черточка между датами на могильном камне". Так вот, от Ренаты Ивановны в этой жизни осталось много больше, чем эта черточка. Пусть оно и не отражено в учебниках. Но – гораздо больше.
Профиль Цитата 

Комментарии:



Памяти Ренаты Ивановны№ 1
Феликс

Грустно, что такой человек ушёл из жизни.
Но её уход вызвал эти тёплые воспоминания, которыми Вы поделились с нами.
 
[ 01-07-12, Вск, 21:27:42 Отредактировано: Феликс ]
Профиль Цитата 




Комментарии разрешены только зарегистрированным посетителям! 


 Просмотров:   002340